«Лиличка!»: История самого страстного стихотворения Владимира Маяковского

«Лиличка!»: История самого страстного стихотворения Владимира Маяковского

Лиля Брик

Бескомпромиссный борец за коммунистические идеалы, трибун революции – таким видится Владимир Маяковский в представлении многих современных читателей. И тому есть веские причины – в творческом наследии поэта значительную долю занимают патриотические произведения, сочетающие в себе жесткую критику врагов и неприкрытую пафосность. На таком фоне особенно ярко блистает лирический шедевр «Лиличка! Вместо письма». Как никакое другое произведение Маяковского, оно обнажает его подлинную, ранимую, любящую душу.

Эхо неистовой любви

Владимир Маяковский

Созданию стихотворения предшествовала встреча Владимира Маяковского с женщиной, которая стала его лирической музой и главной любовью всей жизни. Жарким летом 1915 года невеста Маяковского Эльза привела его в гости к своей сестре Лили, которая состояла в браке с Осипом Бриком. Красотой Лили не отличалась — некоторые современники и вовсе видели в ней монстра. Тем не менее, она оказывала гипнотическое, почти мистическое воздействие на мужчин. Сегодня психологи объясняют такую особенность Брик её гиперсеkсуальностью.

Косвенным подтверждением служат фотографии — не стесняясь, она позировала перед объективом обнаженной. Участь жертвы роковой женщины не обошла и Маяковского. Он влюбляется в Лили с первого взгляда и уже не может оставить её. Осенью он переезжает на новое местожительство — поближе к квартире Брик и знакомит супружескую пару со своими друзьями-литераторами.

Маяковский с супругами Лилией и Осипом Брик

Возникает подобие салона, где собираются творческие «сливки общества», и Маяковский получает столь желанную возможность регулярно видеться с Лили. Присутствие супруга не мешает развитию бурного романа. Чтобы представить, какие муки терпел Маяковский, находясь в этом, пока еще классическом, любовном треугольнике, можно забежать вперед и провести параллели с последующим периодом «жизни втроем».

«Дорогому Владимиру на память…»

В 1918 году Маяковский не выдержал накала чувств и обратился к Лили и Осипу с просьбой принять его в свою семью. Презрев все нормы морали, супружеская чета дала согласие. Впоследствии Лили убеждала окружающих, что живет с законным супругом под одной крышей только из жалости к нему, а душой и телом предана Маяковскому. Однако это было не так.

Маяковский и Лиля Брик на отдыхе

Из мемуаров Лили следует, что она занималась любовью со своим законным супругом, а Володю на это время запирали в кухне. Крича, плача и скребя дверь, он пытался прорваться к ним…

Маяковский в гостях у Бриков

Лили же не видела ничего плохого в любовных страданиях Маяковского и считала, что именно после таких встрясок рождаются гениальные произведения. Вероятно, нечто подобное происходило и в мае 1916 года, когда в стихотворении «Лиличка!» Маяковский выплеснул всю бурю своих эмоций. Причем в момент создания шедевра любовники находились в одной комнате.

Вне правил

Лиля Брик: всегда вне правил

Его слова грохочут как камнепад и лязгают как железо. Он сравнивает свои чувства с тяжкой гирей, ощущает, что сердце его заковано в железо. Любовь для него – это горечь, которую можно только «выреветь». Отдельные утонченные эпитеты, говорящие о цветущей душе и нежности, лишь подчеркивают грубость остальных фраз.

Любимая Лиличка Маяковского

Как и большинство произведений Маяковского, «Лиличка!» написана по канонам футуризма, главный из которых – отказ от всех привычных канонов. И это кажется символичным.

В пачке у зеркала

Пренебрегая традициями супружеских отношений, выбирая свободную любовь, Маяковский использует столь же свободные и нетрадиционные инструменты для отражения своих чувств. Их непохожесть, нестандартность, уникальность подчеркивается множеством искаженных слов и неологизмов: опожаренном, крученыховском, иссечась, обезумлюсь…

Во всей красе

Уже во время создания стихотворения, Маяковский видит выход из запутанного любовного треугольника в своем самоубийстве. Но тут же отказывается от смерти, которая не позволит ему даже просто видеть любимую женщину. По своему эмоциональному накалу «Лиличка!» не знает себе равных. При этом гению удаются выразить предельную страсть, используя восклицательный знак лишь однажды – в названии.

Путь к читателю

Обложка книги Маяковского

Первая публикация стихотворения состоялась в 1934 году – только спустя 4 года после гибели автора. Нетривиальное поведение Лили Брик послужило причиной последующих цензурных запретов, которые действовали до конца советской эпохи. Лишь в 1984 году, в Челябинске, увидел свет еще один сборник, включающий стихотворение «Лиличка!».

Иллюстрации к книге

Лирический шедевр вдохновил и композиторов – музыку к нему написали Владимир Мулявин и Александр Васильев. Объединив в себе безмерную тоску и неприкрытое отчаяние, трогательную нежность и сентиментальность, откровенные признания Маяковского позволяют и сегодня почти тактильно, на физическом уровне, ощутить, сколь сильной и трагичной была его любовь.

БОНУС

Лилия Брик в преклонном возрасте

Лиличка!

Вместо письма

Дым табачный воздух выел.

Комната —

глава в крученыховском аде.

Вспомни —

за этим окном

впервые

руки твои, исступленный, гладил.

Сегодня сидишь вот,

сердце в железе.

День еще —

выгонишь,

можешь быть, изругав.

В мутной передней долго не влезет

сломанная дрожью рука в рукав.

Выбегу,

тело в улицу брошу я.

Дикий,

обезумлюсь,

отчаяньем иссечась.

Не надо этого,

дорогая,

хорошая,

дай простимся сейчас.

Все равно

любовь моя —

тяжкая гиря ведь —

висит на тебе,

куда ни бежала б.

Дай в последнем крике выреветь

горечь обиженных жалоб.

Если быка трудом уморят —

он уйдет,

разляжется в холодных водах.

Кроме любви твоей,

мне

нету моря,

а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Захочет покоя уставший слон —

царственный ляжет в опожаренном песке.

Кроме любви твоей,

мне

нету солнца,

а я и не знаю, где ты и с кем

Если б так поэта измучила,

он

любимую на деньги б и славу выменял,

а мне

ни один не радостен звон,

кроме звона твоего любимого имени.

И в пролет не брошусь,

и не выпью яда,

и курок не смогу над виском нажать.

Надо мною,

кроме твоего взгляда,

не властно лезвие ни одного ножа.

Завтра забудешь,

что тебя короновал,

что душу цветущую любовью выжег,

и суетных дней взметенный карнавал

растреплет страницы моих книжек…

Слов моих сухие листья ли

заставят остановиться,

жадно дыша?

Дай хоть

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

В.Маяковский

Источник: kulturologia.ru

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook: